Татьяна Ксеневич посетила Международный форум по цифровой медицине

Татьяна Ксеневич посетила Международный форум по цифровой медицине

12 апреля в конгресс-центре Первого МГМУ имени И.М. Сеченова впервые прошел Международный форум по цифровой медицине. Мероприятие посетила старший научный сотрудник Национального центра цифровой экономики МГУ имени М.В. Ломоносова Татьяна Ксеневич.

Пленарная сессия форума была посвящена теме искусственного интеллекта (ИИ) в медицине. Модератором сессии выступила Анна Мещерякова, соучредитель медицинской нейросети «Третье мнение».

Георгий Лебедев, директор института цифровой медицины Первого МГМУ имени И.М. Сеченова, заведующий кафедрой информационных и интернет-технологий, рассказал о подходах к определению понятия «цифровая медицина». Так, в 2018 году Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ) сообщила, что цифровое здравоохранение, или цифровая медицина, базируется на трех основных принципах: электронном здравоохранении, мобильном здравоохранении и методах обработки больших данных, к которым относится ИИ. По словам Георгия Лебедева, данные, которые накоплены электронным здравоохранением, начинают интерпретироваться новыми способами и методами.

Пленарная сессия Международного форума по цифровой медицине. НЦЦЭ МГУ

Цифровая медицина в России развивается в соответствии с указами Президента РФ, который утвердил национальную программу в области цифровизации экономики, продолжил Георгий Лебедев. Одно из направлений цифровой экономики – построение цифрового здравоохранения. «Понимая задачи, которые формулируются ВОЗ во всемирном масштабе, в Российской Федерации сформулировали свои требования, чтобы строить цифровое здравоохранение. Мы можем определить цифровую медицину как организацию медицинской помощи, при которой существенно повышается ее эффективность за счет использования результатов обработки и анализа больших объемов медицинских данных в цифровом виде. Мы говорим, что цифровая медицина – это централизация всех данных в цифровом виде, применение информационно-коммуникационных технологий для общения между врачом и пациентом или медицинской организацией, применение математических методов и методов ИИ для того, чтобы эти данные обрабатывать», – рассказал спикер. Таким образом, цифровое здравоохранение (digital health) понимается как совокупность электронного здравоохранения (eHealth), в которое входит телемедицина (mHealth) и электронный документооборот, и математических методов обработки медицинских данных.

По словам эксперта, закон о телемедицине, принятый в 2017 году, фактически ввел электронное здравоохранение в Российской Федерации. «У нас есть электронный документооборот, юридически обоснованный, и есть телемедицина. Осталось решить вопрос законодательного обеспечения применения математических методов обработки больших данных с внедрением ИИ. Тогда можно будет говорить, что мы построили цифровое здравоохранение», – сообщил Георгий Лебедев. На переход от электронного здравоохранения к цифровому направлен федеральный проект Министерства здравоохранения РФ «Создание единого цифрового контура на основе ЕГИСЗ».

Георгий Лебедев также рассказал об Институте цифровой медицины МГМУ имени И.М. Сеченова, реализующем политику цифрового здравоохранения в университете. Задачи Института следующие: проведение исследований (создание прикладных цифровых платформ по поддержке принятия врачебных решений на основе систем ИИ, а также по дистанционному наблюдению за состоянием здоровья пациента), работа с инновациями и образование студентов.

Все студенты, независимо от специализации, изучают применение цифровых технологий в медицине, сообщил Георгий Лебедев. В программу подготовки введены такие дополнительные специализации, как ИТ-медик («специалист, который может организовать применение информационных технологий у себя на рабочем месте») и сетевой врач (специалист, который умеет работать с телемедицинскими технологиями и может организовать телемедицинский кабинет в учреждении). Введены также инженерные немедицинские специальности: бакалавры и магистры учатся по направлению «Информационные системы и технологии в медицине». Реализованы дистанционные модули: «Цифровая медицина: основные понятия», «Цифровая медицина: основные методы», «Телемедицинские технологии при оказании медицинской помощи».

Сергей Румянцев, проректор по стратегическому развитию Российского национального исследовательского медицинского университета имени Н.И. Пирогова, сообщил, что цифровая медицина – «это далеко не только система: в первую очередь, это процесс, который существенно расширяет наши возможности с точки зрения медицины. Во всех аспектах – диагностических, терапевтических, реабилитационных и т. д.».

Докладчик выразил сожаление в связи с дефицитом биоинформатиков, благодаря которым «принятие решений в дальнейшем становится проще»: «Дефицит таких специалистов сейчас неожиданно для нас стал препятствием для стремительного вхождения новых медицинских технологий. Это касается и клиники геномного, и постгеномного изучения, это технологии лучевой диагностики и терапии, это технологии прецизионной робототехники».

Герман Клименко, председатель совета Фонда развития цифровой экономики, рассказал, почему цифровая медицина испытывает инвестиционный подъем, и назвал причины, по которым разработчикам стоит развиваться в данной области: 1. Число врачей не растет («есть фиксированное количество врачей, которое не тиражируемо»); 2. Новые специальности (при стабильном количестве врачей появляются новые медицинские профессии); 3. Отток кадров; 4. Растущие качество и доступность диагностики (растет количество запросов на одного врача, «врач становится расходным ресурсом, на которого постоянно растет нагрузка», «чем больше мы выявляем и диагностируем, тем больше нагрузки на практикующих врачей»); 5. Увеличение продолжительности жизни.

«Основная проблематика, которая у нас сейчас есть, – то, что врачебное сообщество истончается. <…> Нет больше ни одной такой отрасли, где так быстро растет спрос», – заметил Герман Клименко. Он также осветил проблемы дефицита специалистов и превалирования врачей пенсионного возраста в регионах.

Эксперт подытожил, что вызовы, с которыми сталкивается отрасль, делают ее инвестиционно привлекательнее: «Для инвесторов – чем ситуация сложнее, тем она привлекательнее».

Докладчик также сообщил, что требуются законодательные изменения в сфере сертификации медицинских программных продуктов. По словам Германа Клименко, сегодня среднее время регистрации программного обеспечения в Росздравнадзоре составляет 1,5 года, в американском FDA – 2 месяца для российского продукта.

Рассказывая о законодательных инициативах Торгово-промышленной палаты РФ в здравоохранении, Владимир Маслов, директор Департамента цифрового развития ведомства, затронул аналогичный вопрос: «Мы планируем обратиться с инициативой в адрес Правительства РФ о необходимости сокращения срока для получения всех разрешений для программных продуктов, сертификации в медицинской сфере».

«Основная наша задача (так как система ТПП – это 180 палат по регионам) – это, безусловно, продвижение цифровой медицины в регионы, потому что ни для кого не секрет, что проникновение [цифровой медицины] разное, бюджеты разные», – сообщил Владимир Маслов.

Олег Карпов, генеральный директор Национального медико-хирургического Центра имени Н.И. Пирогова, рассказал, что история появления ИИ уходит в 50-е годы XX века, однако тогда развитию технологии препятствовало отсутствие больших данных. «Сегодня, как говорят эксперты, мы переживаем вторую весну ИИ, которая связана и с техническими возможностями (другие компьютеры), и с теми самыми большими данными <…>, и с подходами к ИИ», – сообщил эксперт.

Он также описал современные реалии здравоохранения. Во-первых, все больше пациентов и сотрудников относятся к «цифровому поколению». «Цифровые решения становятся для пациента базой, с которой он приходит к нам», – рассказал докладчик о «цифровой» осведомленности современных пациентов. Во-вторых, цифровая техника используется в каждом медицинском технологическом процессе. «Производители оборудования заинтересованы в том, чтобы все их решения оцифровывались и могли интегрироваться, переходить в общее поле пользования», – добавил Олег Карпов. В-третьих, все больше рутинных процессов становятся цифровыми.

Отдельное внимание Олег Карпов уделил понятию «умная клиника»: «Сегодня мы идем по пути от“цифровой клиники” к “умной клинике”. <…>“Цифровая клиника” сегодня – это большой массив успешных решений, это цифровизация, электронные решения внутри клиники. Все это направлено в основном на успех самой организации. <…> У “умной клиники» ориентиры другие». В центре ее внимания – пациент и бизнес-процессы. Отличительные особенности «умной клиники», по мнению Олега Карпова, таковы: 1. Все системы способны к взаимодействию; 2. Люди, оборудование и технологии [полностью] мобильны; 3. Вся информация в цифровой форме; 4. Единые коммуникации; 5. Высокая скорость и надежность сети, технологий идентификации, сенсоров и датчиков, встраиваемого ПО; 6. Автоматическое выполнение процедур.

По словам Олега Карпова, Пироговский Центр определил структурные элементы собственного цифрового контура, которые помогают выстраивать все дальнейшие шаги по развитию учреждения: умное здание; цифровые медицинские технологии, электронная медицинская карта (ЭМК); цифровые технологии управления медицинской организации; интеллектуальная обработка медицинских данных, система поддержки принятия врачебных решений (СППВР). В центре цифрового контура находятся связующие элементы – ИИ, большие данные и интероперабельность.

Эксперт кратко описал несколько проектов, в которых Центр принимает участие. Среди них – проектирование и строительство (в том числе с использованием BIM-технологий и цифровых двойников) «умной» детской клиники, основной задачей которой будет лечение детской эпилепсии. «Мы решили запустить этот проект как пилотный проект умной клиники», – сообщил Олег Карпов.

В конце своего выступления спикер озвучил основные выводы. Во-первых, без цифровой трансформации клиника обречена. Во-вторых, необходим системно организованный цифровой контур клиники. По мнению спикера, переход от «цифровой клиники» к«умной» – это шаг из сегодня к завтра.

Сиполд Ральф, профессор университета HTWG Konstanz (Германия), рассказал о проекте IBH AAL Living Lab, реализуемом в районе озера Констанц, которое находится на границе Германии, Австрии и Швейцарии. Особенность проекта – организация «живых» лабораторий в домах реальных людей, которые тестируют новые медицинские разработки в своей повседневной домашней жизни. При этом наибольшее внимание уделяется оценке сна, стресса и реабилитации.

Цели проекта до 2020 года: развертывание лабораторий в более чем 200 квартирах, развитие модели трансграничной телемедицины, использование ИИ для удаленной диагностики (анализ сна, оценка соотношения между дневной активностью, стрессом и сном), запуск прототипа дома для тестирований (в июле 2019 года).

Сиполд Ральф также рассказал о сотрудничестве России и Германии в сфере развития телемедицинских систем для помощи детям с расстройством аутистического спектра.

Анна Мещерякова, соучредитель медицинской нейросети «Третье мнение», рассказала о виртуальном помощнике «Забота 24/7» для дистанционного наблюдения за состоянием здоровья пациента, а также озвучила ряд статических данных. Так, 30% цифровых данных в мире генерируются в системе здравоохранения. 1 миллион пациентов ежегодно умирают из-за врачебных ошибок. 14 миллионов врачей будет не хватать в 2020 году. 10 млрд медицинских снимков ежегодно просматривают врачи. 40 снимков за одну смену – нагрузка на рентгенолога.

По словам спикера, ИИ расширяет возможности врача, снижает рутинную нагрузку, обрабатывает массивы гибридных данных, тем самым приводя к снижению затрат и повышение точности. Три основные сферы применения ИИ – роботизированные операции, виртуальные медицинские помощники, а также автоматизация рутинных процессов.

Виктор Классен, председатель правления ООО «ФтизисБиоМед», на примере проекта компании рассказал о применении ИИ в флюорографии. Разработка «ФтизисБиоМед» – программа автоматизированного анализа цифровых флюорографических снимков – направлена на улучшение качества исследования флюорограмм, облегчение труда врачей и сокращение влияния человеческого фактора. Экспериментальные испытания прототипа программы показали, что количество ложноотрицательных результатов равно 7%. Цифровые флюорографические снимки анализируются в облачном сервисе.

Авторизация
*
*
Генерация пароля